Monthly Archives: March 2016

10 Reasons Why Oxytocin Is The Most Amazing Molecule In The World

George Dvorsky

Though often referred to as the “trust hormone” oxytocin is increasingly being seen as a brain chemical that does a lot more than just bring couples closer together.

New research is suggesting that oxytocin plays a crucial part in enabling us to not just forge and strengthen our social relations, but in helping us to stave off a number of psychological and physiological problems as well. But more conceptually, oxytocin is proving to be a crucial ingredient to what makes us human. Here are ten reasons why oxytocin is simply the most incredible molecule on the planet:

  1. It’s easy to get

One of the neat things about oxytocin is that you can get your fix anywhere and at any time. All you need to do is simply hug someone or shake their hand. The simple act of bodily contact will cause your brain to release low levels of oxytocin — both in yourself and in the person you’re touching. It’s a near-instantaneous way to establish trust. And the good news is that the effect lingers afterward. There’s even evidence that simply gazing at someone will do the trick — or even just thinking about them. And you shouldn’t feel limited by the human species; it also helps to hug and play with your pets. And for those who can’t produce enough oxytocin on their own, or who feel they could use a boost, the molecule can be easily synthesized and administered as a drug.

  1. A love potion that’s built right in

Often referred to as the “love molecule”, oxytocin is typically associated with helping couples establish a greater sense of intimacy and attachment.

Oxytocin, along with dopamine and norepinephrine, are believed to be highly critical in human pair-bonding. But not only that, it also increases the desire for couples to gaze at one another, it creates sexual arousal, and it helps males maintain their erections.

When you’re sexually aroused or excited, oxytocin levels increase in your brain significantly — a primary factor for bringing about an orgasm. And during the orgasm itself, the brain is flooded with oxytocin — a possible explanation for why (some) couples like to cuddle after.

  1. It helps mom to be mom

But oxytocin isn’t just limited to helping couples come together — it’s an indispensable part of childbirth and mother-child bonding. Oxytocin helps women get through labour by stimulating uterine contractions, which is why it’s sometimes administered (as Pitocin) during labor.

It’s been known to promote delivery and speed up contractions. After birth, mothers can establish intimacy and trust with their baby through gentle touches and even a loving gaze. In addition, mothers can pass on oxytocin to their babies through breast milk. And it’s worth noting that fathers can reap the benefits of oxytocin as well; new dads who are given a whiff of oxytocin nasal spray are more likely to encourage their children to explore during playtime and are less likely to be hostile.

  1. Reduces social fears

Given its ability to break-down social barriers, induce feelings of optimism, increase self-esteem, and build trust, oxytocin is increasingly being seen as something that can help people overcome their social inhibitions and fears. Studies are showing that it may be effective in treating debilitating shyness, or to help people with social anxieties and mood disorders.

It’s also thought that oxytocin could help people suffering from post traumatic stress disorder. In addition, given that autism is essentially a social communication disorder, it’s being considered as a way of helping people on the spectrum as well. And lastly, oxytocin, through its trust-building actions, can help heal the wounds of a damaged relationship — another example of how the mind gets its plasticity.

  1. Healing and pain relief

Amazingly, oxytocin can also be used to heal wounds (through its anti-inflammatory properties). Studies have also shown that a rise in oxytocin levels can relieve pain — everything from headaches, cramps and overall body aches. Now, that being said, the trick is to get some oxytocin action while you’re in pain — which is not so easy.

This is where synthetics can certainly help. Alternately, if you find yourself in physical discomfort, you could always ask your partner for a roll in the hay. So guys, be sure to use this crucial information the next time your significant other declines your advances and tells you she has a headache.

  1. A diet aid

Perhaps surprisingly, it can also be used to prevent obesity in some instances. Researchers have observed that oxytocin and oxytocin receptor-deficient mice become obese later in life — and with normal food intake. Scientists believe that the hormone might be responsible for a series of beneficial metabolic effects, both in mice and humans.

Moreover, by giving oxytocin-deficient obese mice oxytocin infusions, their weight returned back to normal levels. The mice also showed a reduced glucose intolerance and insulin resistance. This clearly suggests an alternative option for those struggling to keep the weight off.

  1. An antidepressant

Oxytocin was first observed to have a connection to depression through its effects on mothers suffering from postpartum syndrome. Researchers found that some new mothers were dealing with depression on account of low levels of oxytocin. In fact, they were able to predict postpartum during the pregnancy if the expectant mother had low levels of oxytocin. Recent studies of blood levels and genetic factors in depressed patients have revealed the potential for treating people with clinical depression, and even anxiety disorders.

  1. Stress relief

Not surprisingly, given its ability to alleviate social anxiety and produce feelings of trust, oxytocin has the peripheral ability to reduce stress — which is no small thing when you consider the toll that stress takes on the body. Oxytocin has been observed to reduce cortisol in the body and lower blood pressure. It’s also been known to improve digestion, which is often disturbed by high stress levels. Interestingly, oxytocin and the oxytocin receptors have been found in the intestinal tract; it improves gut motility and decreases intestinal inflammation.

  1. Increases generosity

In what could be seen as either a good or bad thing, oxytocin has been observed to increase generosity in humans. Evolutionary biologists, particularly those who subscribe to the selfish gene theory, have long struggled to understand why people sometimes share or give away things — often at a personal cost. But several lines of research have connected oxytocin to feelings of empathy.

In one study that required persons to share money with a stranger, infusions of oxytocin were shown to make some subjects as much as 80% (wow!) more generous than those on a placebo.

  1. It’s what makes us human

In other words, all the above. It’s clear that we really wouldn’t be human without it — we would simply lack the ability to be the social, caring species that we are. Now, it should be noted, however, that, while oxytocin increases in-group trust, it produces the opposite feeling for those in the out-group — so it’s not the “perfect drug” some might proclaim it to be. That being said, oxytocin plays a crucial role in forging our ability to spark and maintain relationships, while endowing us with the ability to empathize, trust, and even love one another. Without it, we would be something significantly less than what we are.

Joan Jett – I Love You Love Me love

So what are you waiting for? Go out and hug someone!

Oxytocin

Аптечные кремы, которые работают лучше косметических

Всем известные кремы и гели, продающиеся буквально в каждой аптеке, можно использовать не только по прямому назначению. Благодаря своему составу многие из них прекрасно справляются с уходом за кожей, причём на уровне профессиональных средств!

«Энтеросгель»

Традиционное средство от интоксикации способно спасти вашу внешность после бурной вечеринки. С медицинской точки зрения отек под глазами — это вода, которая «застряла» в жировой прослойке век.

Аптечные кремы, которые работают лучше косметических

Источник фотографий: blog.myaroma.club

Чтобы этого не случилось, перед сном нанесите под глаза слой энтеросгеля. Гель заберёт излишки влаги, и с утра вас ждет гораздо более радостная картина. Важно: гель обезвоживает кожу, поэтому сразу после утреннего умывания нанесите увлажняющий крем для век.

2. Крем «Ф99»

Крем, состоящий из полиненасыщенных жирных кислот и витамина F. Изначально средство предназначалось для лечения экземы и дерматита, но оказалось, что оно обладает и рядом других свойств.

Аптечные кремы, которые работают лучше косметических

  • Во‑первых, это лучшее средство для борьбы с шелушением кожи, вызванным обветриванием или солнечным ожогом.
  • Во‑вторых, крем незаменим для ухода за стопами: у вас не будет никаких трещин и огрубелостей, если ежедневно наносить его на ночь.
  • В-третьих, он возвращает сухой коже эластичность и упругость, мгновенно впитывается, не дает эффекта плёнки.
  • В-четвертых, помогает справиться с угревой сыпью и прыщами, так как нормализует работу сальных желез и отшелушивает ороговевшие клетки.

3. Раствор для капельниц «Тиогамма»

Использующееся для борьбы с последствиями отравлений, «Тиогамма», фактически, — чистая альфа-липоевая кислота, мощнейший антиоксидант, который борется со свободными радикалами, ускоряет обновление клеток кожи, облегчает состояние в случаях с прыщами, угрями, морщинами, последствиями солнечных ожогов, обладает детокс-эффектом.

Аптечные кремы, которые работают лучше косметических

По консистенции напоминает простую воду, наносится на кожу тонким слоем перед нанесением обычного ухода. Подходит только для жирной и комбинированной кожи, так как подсушивает верхний слой.

4. «Куриозин-гель»

Его прямое назначение — борьба с акне. Но принцип действия позволяет использовать этот гель как антивозрастное средство. Как и при борьбе с акне, ключевой момент — ускоренное обновление кожи, рост молодых здоровых клеток и глубокое увлажнение (гель содержит гиалуроновую кислоту в довольно высокой концентрации), позволяет улучшить рельеф кожи, разгладить мелкие морщины и улучшить цвет лица.

Аптечные кремы, которые работают лучше косметических

5. «Бепантен»

Действующее вещество препарата — это пантотеновая кислота, она же — знакомый нам провитамин В5. Именно пантотеновая кислота — прародитель витамина, А, отвечающего за процессы регенерации кожи. А значит, «Бепантен» — настоящая находка для тех, кто стремится обновить кожу, успокоить ее, сделать более гладкой и ровной.

Аптечные кремы, которые работают лучше косметических

6. «Капсикам»

Разогревающая мазь поможет… спрятать целлюлит! Нанесите её на проблемный участок, оставьте на 15−20 минут (кожа может покраснеть из-за притока крови) и смойте теплой водой. Для более выраженного эффекта протрите те же участки кубиками льда. Визуально целлюлит исчезнет на 3−4 часа!

Аптечные кремы, которые работают лучше косметических

7. «Блефарогель 1»

Отличное средство для нежной кожи век с высоким содержанием гиалуроновой кислоты. Прощайте, «гусиные лапки»!

Аптечные кремы, которые работают лучше косметических

8. «Арника»

Вообще предполагается, что эта мазь ускорит рассасывание гематом и синяков. Что означает, что она улучшает циркуляцию крови и лимфы, обладает успокаивающим, противоотечным и регенерирующим действием. Вы наверняка уже догадались: да, он отлично справляется с сухостью кожи, мимическими морщинами и потерей тонуса.

Аптечные кремы, которые работают лучше косметических

9. «Апилак»

Выпускается эта мазь еще с советских времен и с тех пор не утратила актуальности как средство для снижения активности сальных желез, борьбы с акне и угрями. В основе — пчелиное маточное молочко, известное своими обеззараживающими и питательными свойствами.

Аптечные кремы, которые работают лучше косметических

10. «Релиф»

Ну, уж если звезды Голливуда признаются, что используют мазь от геморроя как уход для кожи век, нам-то чего стесняться? Да, отеки снимает, морщины разглаживает и никаких побочных эффектов!

Аптечные кремы, которые работают лучше косметических

Информация в статье приведена для ознакомления. Перед применением любого средства из этого списка, пожалуйста, проконсультируйтесь со специалистом на предмет наличия побочных эффектов и противопоказаний.

Фактрум

Music 9

Послухай своє серце, перш ніж ти скажеш йому «Прощавай!»

Roxette – Listen To Your Heart

Rednex – Cotton Eye Joe

Кохання ранить

Joan Jett – Love hurts

Все ще тебе кохаю

Scorpions – Still Loving You

Безтурботний шепіт

George Michael – Careless Whisper

Mylène Farmer – Oui Mais… Non

Lady Gaga – Poker Face

Heart – All I Wanna Do Is Make Love To You

The Beatles – Don’t Let Me Down

Blackmores Night – I Still Remember

The Rolling Stones – Anybody Seen My Baby

Я тебе кохаю … Я тебе теж ні

Serge Gainsbourg Jane Birkin Je T’aime Moi Non Plus

Aerosmith – Crazy

P!nk – Just Give Me A Reason ft. Nate Ruess

No Doubt – Don’t Speak

Deep Purple – Sometimes I Feel Like Screaming

Creedence Clearwater Revival – Lookin’ Out My Back Door

Uriah Heep – Lady In Black

Europe – Cherokee

Adele – Someone Like You

Guns N’ Roses – Don’t Cry

Лучистые черепахи (188 лет) – рекордсмены по официально задокументированному возрасту среди пресмыкающихся. Черепаха Туи Малила, по легенде подаренная вождю острова Тонго капитаном Куком, прожила 188 лет, скончавшись в 1965 году. Лучистые черепахи обитают только на Мадагаскаре и находятся на грани исчезновения.

Гренландские киты (211 лет). Изначально считалось, что гренландские киты живут около 70 лет. Но затем в теле одного из них были обнаружены наконечники от гарпунов начала XIX века! Другие исследования, основанные на изучении аминокислот в глазах и зубах кита, подтвердили эти данные – гренландские киты способны прожить более 200 лет, что делает их чемпионами среди млекопитающих.

Моллюски (500 лет) вида Arctica islandica выглядят как самые обычные ракушки.Но внешность обманчива – посчитав кольца на оболочке моллюсков, биологи выяснили, что те живут свыше 300 лет. Приз за долгожительство достался моллюску, названному Мин – 507 лет. Это абсолютный рекорд среди организмов, не живущих колониями.

Грибы (2400 лет). В 2003 году научное сообщество всколыхнуло открытие колонии гриба Armillaria solidipes (опенок темный) возрастом свыше 2400 лет. Гриб располагается под землей, занимая около 5 квадратных километров, и считается одним из старейших жителей Земли.

Сосна остистая межгорная (5000 лет) – относительно небольшое хвойное дерево, зачастую изгибающееся под странными углами. Непрезентабельная внешность не играет никакой роли, учитывая способность этих сосен жить тысячелетия. Самому старому из обнаруженных деревьев, названному Мафусаилом, 5062 года – фактически, он ровесник многих наших старейших цивилизаций.

Ларрея трехзубчатая (11 000 лет) – кустарник, листья которого обладают лекарственными свойствами. В 1970 году Фрэнк Васек обнаружил, что кольцеобразный куст в пустыне Мохаве является одним организмом – так называемой «клониальной колонией». Ветки кустарника могут жить лишь пару сотен лет, но корневая система практически вечна.

Бактерии (34 000 лет). В середине 90-х группа ученых заявила, что им удалось оживить колонию бактерий, извлеченных из замурованных в янтаре пчел возрастом 40 миллионов лет. В 2000 году то же самое проделали с бактериями в 250 миллионов лет из кристаллов соли. Эти утверждения еще предстоит проверить. Официально же подтверждённый возраст штамма бактерий все равно потрясает – 34 тысячи лет.

Тополь осинообразный (80 тысяч лет). Колония, состоящая из клонов – самый надежный путь к бессмертию, и тополь осинообразный явно это осознал. Отдельные тополя живут не более 130 лет, но клониальная колония, известная под именем Пандо, существует уже 80 000 лет, постоянно выращивая новых «детей».

Посидония (200 тысяч лет) – растение из рода «морских трав», произрастающих в Средиземном море. Взятые у одного из видов посидоний – Posidonia oceanica – образцы ДНК показали, что колония растений способна прожить от 100 до 200 тысяч лет. Существованию этого долгожителя серьезно угрожает глобальное потепление и застройка берегов моря.

Медуза Turritopsis dohrnii – предположительно бессмертное существо. Многие медузы начинают как неподвижные полипы, но Turritopsis единственные способны на обратное превращение. Если им грозит смерть, в том числе от болезни или старости, Turritopsis попросту возвращаются в стадию полипов, отпочковывая от себя новых клонов. И этот цикл может продолжаться вечно.

 

Фактрум

Один з найбільш корисних для здоров’я овочів

«Найскандальніший овоч» – саме так називають буряк англійці. І справа тут зовсім не в її смакових якостях – історія цього дивного прізвиська йде корінням в далеке минуле. Колись в туманному Альбіоні варений буряк підносили неугодним «Найскандальніший овоч» – саме так називають буряк англійці. І справа тут зовсім не в її смакових якостях – історія цього дивного прізвиська йде корінням в далеке минуле. Колись в туманному Альбіоні варений буряк підносили неугодним женихам з метою дати їм «від воріт поворот».  Кажуть, що після цього відхилені женихи до кінця днів своїх  до страв з буряка торкатися не бажали.

А між тим шанувальникам борщу навряд чи вдасться набрати зайві кілограми. У цьому абсолютно впевнені дієтологи – адже в 100 г відвареного буряка міститься всього-на-всього 48 ккал. Так що ласувати цим овочем можна досхочу. Крім того, буряк багатий бетаїном, що сприяє засвоєнню білків і благотворно впливає на клітини печінки.

Є в буряках також корисні антоціани, які допомагають виводити шкідливі речовини з організму. До речі, антоціани у великій кількості містяться і в чорній смородині, звіробою і чорниці. А буряковий сік, особливо в суміші з морквяним або редечним, покращує обмін речовин і робить шкіру сяючою і гладкою. Змішаний з медом, цей сік дуже корисний гіпертонікам і людям, що страждають розладом нервової системи. Лікують їм і головний біль (для цього шматочок вати, змочений в соку, закладають в вухо), а кілька крапель бурякового соку допоможуть при сильному нежиті.

Буряк в вареному вигляді можна зустріти в борщі, вінегреті і у шубі, яка полюбилася багатьом. Однак варто зазначити, що при термічній обробці овоч втрачає багато корисних вітамінів і мікроелементів. Яка ж користь ховається в сирої буряках, і кому варто «присісти» на цей продукт?

Які корисні властивості приховує в собі «пурпурний красень»?

Буряк це звичний продукт в наших широтах. На жаль, багато хто недооцінює всю користь даного продукту, і уникають його появи на своєму столі. Буряк це унікальний овоч, який збагачений цілим списком корисних вітамінів і мікроелементів. Якщо ви не хочете втратити цілющі властивості продукту, пам’ятайте, що овоч краще вживати в сирому, свіжому віде. Корисні властивості буряка обумовлені його унікальним складом.

В сто грамах овоча міститься добова доза фолієвої кислоти, вітаміну А, В12, С, В1, В2. У сирих буряках знаходиться досить багато мінеральних солей заліза, магнію, калію, кальцію, йоду. Слід зазначити, що за вмістом йоду, калію і фосфору буряк займає одне з провідних місць серед продуктів. Не забувайте, що сирий буряк збагачений клітковиною, споживання якої особливо актуально під час вагітності або запорів.

Любительки усіляких дієт з задоволенням збагачують свій раціон соком буряка. Бетаїн, який міститься в овочі, здавна славиться регулюванням жирового обміну. Він не тільки покращує метаболізм в організмі, але і виводить шкідливі токсини.

Червоний буряк містить у великому обсязі липотропну речовину бетаїн. Бетаїн діє в першу чергу на жировий обмін, підвищує кров’яний тиск і перешкоджає інфільтрації печінки. Саме тому при ожирінні і хворобах печінки овоч стане корисним продуктом харчування. Маючи в складі багато клітковини, червоний буряк допомагає організму боротися з хронічними запорами. Діє він швидко і дозволяє м’яко очиститися від скупчення калових масс. Також виводить гнильні бактерії з кишечника.

Людям з дефіцитом йоду в організмі варто вживати продукт щодня. У коренеплоді міститься добова норма йоду, яка необхідна для правильної роботи щитовидної залози. За статистикою, ті люди, хто віддає перевагу коренеплоду, практично ніколи не хворіють недокрів’ям.
Буряк популярний при схудненні. Він малокалорійний і є джерелом вітамінів, а, це означає, що він ідеально підходить при використанні дієти.

Кращий оздоровлюючий ефект має свіжовичавлений сік. Лікарі рекомендують його розбавляти соком з інших овочів або фруктів. Пити його потрібно відразу після віджимання, поки він не втратив корисні властивості. Для профілактики захворювань його вживання два рази в тиждень буде достатнім.
Відзначено, що буряк має сечогінний ефект. Людям, що страждають похміллям, рекомендується їсти страви, де в складі присутній червоний буряк. Коренеплід корисний вагітним жінкам, в ньому міститься дуже важлива для правильного нервового розвитку дитини фолієва кислота. Тим, хто страждає депресією, досить їсти пару раз в тиждень червоний буряк і хандра разом з поганим настроєм зникне.
Буряковий сік вживають при утворенні тромбів і зниженому імунітеті. Листя коренеплоду містять велику кількість білка і групу вітамінів В, їх корисно вживати при поганому обміні речовин.

Ще ряд цілющих властивостей дієти яка включає червоний буряк:

підвищує гемоглобін;
розширює судини;
підвищує еластичність капілярів і зміцнює стінки судин;
помітно скорочує час відновлення організму від важких розумових і фізичних навантажень;
допомагає стимулювати роботу мозку і знімає втому;
чистить судини від шкідливого холестерину.


Також користь вареного і сирого буряка відрізняється. В цілому сік сирого буряка містить всі перераховані вище якості і додатково до цього володіє такими корисними якостями:

в сирих буряках всі вітаміни зберігаються на відміну від вареного або приготованого іншим способом;
дієта має
низький глікемічний індекс;
клітковина сирого овоча має набагато більшу адсорбируючей і пробивною силою.

Кому варто включити сирий буряк в раціон:

Вагітним жінкам. У буряках міститься досить підвищену кількість заліза, магнію, цинку і фолієвої кислоти. Вагітні, часто стикаються з запорами, тому буряк для них – справжня знахідка. Овоч допомагає боротися з запорами, а також виводить зайву рідину.
Дітям і підліткам. Якщо ви дбаєте про здоров’я своїх близьких, і хочете підвищити захисні функції імунітету, то щоранку давайте дітям по 150 грам бурякового соку. Напій підвищує імунітет, поліпшує метаболізм і підвищує апетит.
Літнім людям. Часто, люди похилого віку стикатися з різними захворюваннями серцево-судинної системи. Магній, який містить сирий буряк – це найкращий супутник серця. Буряк це справжнє джерело здоров’я, молодості і краси. Чому б не включити такий корисний овоч в свій щоденний раціон?

Як використовують сирий буряк в народній медицині?

Рецепти лікування буряком моно зібрати в один великий том. Ще з давніх часів люди відзначили унікальні цілющі властивості цього овоча і по сьогоднішній день буряк використовують для лікування і профілактики багатьох захворювань. Народні рецепти лікування буряком:

При запорах. Сиру або варену буряк натирають на терці, змішують з рослинним маслом, чорносливом і приймають по 200 грам натщесерце.
При нежиті. Натерти буряк на дрібну тертку, зібрати сік, і пропустити «напій» через марлю. За допомогою піпетки закапати по 2-3 крапельки розчину в кожну ніздрю.
При підвищеному тиску.  Щодня, після прийому їжі приймати 100-150 грам свіжого соку буряка. Курс лікування – 1-2 тижні.
При низькому гемоглобіні. При низькому гемоглобіні досить вживати в раціон 150-200 грам буряка, бажано в сирому вигляді.

Пам’ятайте, що буряк має і деякі протипоказання. Природно, при правильному і грамотному вживанні про мінуси овоча годі й говорити. Але все ж не варто налягати на продукт людям з хронічним поносом, цукровим діабетом і сечокам’яною хворобою. Вживання буряка може загострити перебіг хвороби. Корисні, як і шкідливі властивості буряка обумовлені його біохімічним складом. Не забувайте про істину – все здорово, що вжито в міру.

Куди додати буряк?
Існує багато рецептів в яких «головним героєм» виступає красень-буряк. Трохи фантазії, додаткові інгредієнти і вмілі руки господині створять з буряка справжній кулінарний шедевр. Сьогодні буряк можна використовувати не тільки в приготуванні шуби, вінегретів та борщу. Кухарі примудряються готувати з нього морозиво, пастилу, мармелад і сорбет. Дивно, але в червоному буряку все їстівне. Вживати можна і бадилля, і сам коренеплід. Цікаво, що класичні осетинські пироги печуть якраз з буряковим бадиллям як начинкою. Людина, що скуштувала осетинські пироги, не може залишитися байдужим до них !
Де використовувати буряк?

Приготування фрешу. Свіжовичавлений сік буряка сміливо можна змішувати з морквяним, яблучним і апельсиновим. Смак від цього покращиться подвійно.

Приготування салатів. Буряк відмінно поєднується з чорносливом, родзинками, горіхами і свіжими яблуками. Побалуйте себе корисним стравою.

Смузі. Особливо актуально приготування такого густого напою для маленьких діток. Така хитрий прийом, змусить малюка спробувати рідку кашку. Змішайте буряк, морква і яблуко в блендері, та ретельно подрібніть до утворення кашки.

Запікання. Якщо ви ще не встигли покуштувати запечений буряк з картоплею, то пора покуштувати це блюдо. Вегетаріанці від нього шаленіють. А вітамінів скільки!

Отже, буряк – це справжнє джерело вітамінів і мінералів. Його варто включити в раціон всім тим, хто турбується про своє здоров’я. Фолієва кислота, залізо, магній – це елементи, яким може пишатися цій овоч. Продукт простий незамінний в період ослаблення імунітету, коли наш організм потерпає від нестачі вітамінів і мікроелементів.

Міцного здоров’я та смачного!
Осетинські пироги
Інгредієнти для Осетинського пирога:
Вода 700 мл
Дріжджі (не
повинні бути старі, 1-2 ч. ложки сухих будь-яких) 1 пач.
Сіль 1 ч. л.
Цукор 1.5 ст. л.
Олія – 1 2 ст. л.
Борошно 1 кг
Бадилля (бурякове)
Вершкове масло
Сир адигейський (або осетинський, або бринза) 200 г
Сметана 2 ст. л.
 Ця кількість тіста розрахована на три пирога. Осетини зазвичай печуть три пирога. Дріжджі розвести в теплій воді з цукром і дати піднятися. Додати в воду, сіль, цукор, можна яєчний порошок, половину масла рослинного і замісити якомога туге тісто. Дати збільшитися в обсязі в два рази, можна, можливо поставити в холодильник на ніч.

Листя буряка помити окремо, воду струсити, листя обсушити рушником і нарізати (без черешків) дрібною соломкою. Додати натертий на тертці сир і 2 ложки сметани, все розмішати і скачати в кулю. Сіль краще додавати перед випічкою кожного пирога, щоб начинка не “потекла”. Сіль додаємо до смаку, не забуваємо, що сир солоний!
Начинку в ці пироги беруть стільки ж, скільки і теста!

Тісто поділити на три частини і одну частину розкачати 20-25 см в діаметрі, а на неї викласти зверху начинку і тільки потім солити, щоб не виділився сік. Солі в цю начинку багато не потрібно, а ось начинки бажано побільше, смачніше буде!
Тісто збирають зверху у кулю, перевертають і трохи розрівняли зверху долонями, приблизно 20 см в діаметрі, і кладуть на змащену маргарином пательню, приблизно 30 см в діаметрі, на пательні вже розтягти до країв і зробити всередені отвір для виходу пари та повітря.
Пироги випікати хвилин 20 в уже розігрітій духовці, приблизно при 180-200 градусах, спочатку на нижній решітці хвилин п’ять, потім переставити на верхню, і до рум’янцю. Діставши пирігрясно змазати його вершковим маслом (не шкодуйте), все воно не вбирається і потрібно доправити його всередину начинки. Чим тонше тісто цих пирогів, тим вони смачніші.
Ці пироги, звичайно, добре їсти гарячими, але і холодними теж смачно.
Закуска по-польськи
Інгредієнти для 4 порцій:
• буряк (8 шт.)
• 250 г дрібно нарубаної квашеної капусти
• 150 г 20% -них вершків
• 3 ст. л. каперсів
• 1 ст. л. тертого хрону
• 200 г очищених відварених креветок
• гілочки кропу

Приготування:

Буряк (8 шт.) Помістити в каструлю з киплячою підсоленою водою, варити 45 хвилин, а потім охолодити і очистити. Верхівки буряка зрізати, ложкою витягти серцевину, подрібнити її, змішати з 250 г дрібно нарубаної квашеної капусти, 150 г 20% -них вершків, 3 ст. л. каперсів, 1 ст. л. тертого хрону і 200 г очищених відварених креветок (дрібних). Начинкою заповнити овочі, помістити буряк в форму і поставити в розігріту до 200 градусів духовку на 20 хвилин. Перед подачею на стіл прикрасити кожну порцію гілочками кропу.

Кіш буряковий

Інгредієнти для 4 порцій:

500 г буряка
250 г борошна
50 г вершкового масла
1 яйце
0,5 ч. Л. солі
1 цибулина
1 яблуко
1 ст. л. вершкового масла
120 мл овочевого бульйону
5 яєць
200 мл 20% -них вершків
100 г тертого сиру
2 ст. л. листочків базиліка

Приготування:

Міксером змішати 250 г борошна, 50 г вершкового масла, 1 яйце і 0,5 ч. л. солі. Тісто розім’яти, зліпити з нього кулю, накрити фольгою і поставити в холодильник на 30 хвилин. 1 цибулину дрібно нарізати. Буряк (500 г) і 1 яблуко очистити і натерти на тертці. Цибулю, буряк і яблуко пару хвилин обсмажувати в каструлі в 1 ст. л. вершкового масла, а потім посолити-поперчити за смаком, залити 120 мл овочевого бульйону і томити на слабкому вогні 10 хвилин. Тісто розкачати в тонкий пласт, помістити в змащену 0,5 ч. л. масла форму діаметром 25 см і притиснути тісто до крайкам форми. Міксером збити 5 яєць і 200 мл 20% -них вершків, додати вміст каструлі, перемішати масу, викласти її на тісто, розрівняти і посипати її 100 г тертого сиру. Форму поставити в духовку на 30 хвилин. Готовий кіш прикрасити 2 ст. л. листочків базиліка.

Напій «Свіжість»
Інгредієнти для 2 порцій:
500 г буряка
• 250 г м’якоті ананаса
• 1 ст. л. дрібно нарізану листочків петрушки
• 2 ч. л. меду
• 1 ч. л. листочків петрушки

    Приготування:

Дрібно нарізати 250 г м’якоті ананаса. Буряк (500 г) очистити, подрібнити, помістити до соковижималки, а сік перелити в скляну ємність. Потім додати 1 ст. л. дрібно нарізаних листочків петрушки і 2 ч. л. меду і перемішати інгредієнти. Напій розлити в 2 скляних келиха. Скибочки ананаса (2 ст. л.) нанизати на дерев’яні шпажки, занурити шпажки в келихи і прикрасити кожну порцію 1 ч. л. листочків петрушки.

 

Александр Коляда: «Вести здоровый образ жизни, чтобы дождаться изобретения бессмертия»

Одним из самых ярких спикеров TEDxKyiv этого года был генетик Александр Коляда. В рамках конференции ученый рассказал о том, как стать долгожителем, почему здоровый образ жизни определяет не все и когда человек станет жить вечно. Здесь записаны самые интересные его тезисы.

Александр Коляда. Фото – Юлія Кочетова \ facebook \ TEDxKyiv.

Жанна Кальмар – самая долгоживущая женщина из всех нам известных. Она прожила 122 года, 5 месяцев и 14 дней. Из них 95 лет она курила. Бросила только в 117 лет, когда у нее все-таки удалось отобрать пачку сигарет. Но на следующий же день она нашла для себя новое хобби – пристрастилась к шоколаду и съедала по килограмму в неделю. У генетиков создается впечатление, что смысл жизни этой женщины был в том, чтобы доказать, что долголетие – это не только здоровый образ жизни.

Мы много изучаем долгожителей и обнаружили, что большинство из них не верят в здоровый образ жизни. Чтобы прожить долго, вам нужно сделать одну простую вещь – правильно выбрать своих родителей, унаследовать от них ту информацию, которая сделает вас долгожителем.

Потому что бывают и полностью противоположные случаи. Прогерия Хатчинсона – редчайшее заболевание, оно встречается один раз на 8 млн человек. У людей происходит мутация, нарушающая функцию одного гена, и белок, который поддерживает структуру клетчатого ядра, функционирует не так, как нужно. Как только эти дети рождаются, они сразу же начинают очень быстро стареть. В 10 лет они выглядят, как девяностолетние. У них развивается весь комплекс заболеваний, характерный для позднего развития – проблемы с сердцем, остеопороз, выпадают зубы и волосы. Все это подталкивает нас к идее, что старение – не просто накопление ошибок, которые с нами происходят, и влияние внешних факторов. Это генетическая программа, заложенная в нас природой.

Есть такое животное – голый землекоп. Это мелкое млекопитающее, которое обитает в Африке. Оно знаменито тем, что живет неоправданно долго. В биологии есть правило, что длительность жизни зависит от размера организма и скорости его метаболизма. Маленькие животные живут мало, слоны и киты – долго. Так вот, голый землекоп размером с обычную мышь, а живет 40 лет. Самое интересное, что ученые даже не наблюдают у него признаков старения. Он один из 20 видов животных, которые живут, не старея. Землекопы умирают по разным причинам – замерзают зимой или их съедают хищники, страдают от инфекций или паразитов. Однако все физиологические функции организма у них каким-то образом усиливаются. Ученые просканировали гены этого млекопитающего и поняли, что у них произошло несколько мутаций, которые позволили им более активно сопротивляться факторам внешней среды. Именно это во много-много раз продлило им жизнь.

Не секрет, что генетика изучает то, как и что развивается в наследственности. Однако мы еще не прошли достаточно длинный путь, это молодая наука, ей чуть более 100 лет. Начиналось все с того, что мы изучали, как в природе передаются те и другие признаки. Даже не зная, что такое гены, мы пытались выяснить их закономерности. Затем перешли к более быстрым экспериментам. Все делается для того, чтобы открыть самую большую тайну – как такие признаки наследуются у человека. И действительно ли в человеке все запрограммировано. А если что-то запрограммировано, то что да, а что нет?

Сегодня генетика очень упростилась. Мы уже знаем, что является главным носителем этих генов. Признаки – это не абстрактные понятия, а вполне конкретный участок ДНК. И все, что нам нужно, чтобы узнать, какой признак характерен для того или другого человека – всего лишь взять образец его слюны и выделить из нее ДНК.

Вся инструкция построения тела записана в нашем ДНК. Это такая большая-большая книга в 3 млрд букв, то есть около 1000 томов «Войны и мир». Там записано все, чтобы полностью воссоздать все данные про вас.

Наша лаборатория занимается тем, что изучает те гены, которые могут сделать нас долгожителями. Мы собираем их ДНК и определяем, что позволило таким людям прожить дольше других, несмотря на их образ жизни. Также мы изучаем гены, которые делают разных людей индивидуальными и особенными. Это нужно для того, чтобы понять, как нам сформулировать динамику своей жизни. Как гармонизировать наш способ жизни с программой природы, которую она в нас вложила. Сейчас мы понимаем, что нет гена вечной жизни. Речь только о гармонии наших генов и способа жизни, который мы ведем.

Среднестатический пример – вы придете к доктору и спросите: «Вредно или полезно пить четыре чашки кофе в день?» Он вам ответит, что это нормально – и будет прав. Но лишь отчасти. Потому что кофеин в нашем организме перерабатывается определенным ферментом. У некоторых из нас он существует в одном варианте, у некоторых – в другом. У 70% людей четыре чашки кофе в день снижают риск инфаркта миокарда. Но есть 30% людей, которые являются носителями другой формы этого гена – у них эта же доза в два раза повышает развитие болезни. И это всего лишь кофе – не таблетки или физические нагрузки.

Ученые задались вопросом: «А можем ли мы в искусственных условиях сделать то же самое, что природа сделала с голым землекопом?» То есть вставить в организм один ген, который продлит нашу продолжительность жизни без побочных эффектов. С помощью генной инженерии мы можем это сделать – в 10 раз продолжить жизнь червя нематоды, в 2 раза – мухи дрозофилы, в 1,5 раза – мелким грызунам. На людях такие опыты пока что не проводятся. Потому что мы не знаем, насколько это будет успешно. Однако у нас есть все основания думать, что такие же методы сработают и для людей.

Естественно, это опыты, при которых мы можем создать новый организм. Речь идет о возникновении нового поколения людей будущего, которые смогут жить дольше нас. Также нам интересно: а можем ли мы омолодиться и вообще существует ли такой процесс как омоложение. Последние исследования говорят о том, что даже если мы возьмем старую мышь и сделаем ей всего одну инъекцию с раствором вируса, который несет ген теламеразы – а он отвечает за препятствование старению в нашем организме – мы сможем на 20% продлить ее жизнь. Не леча ее от каких-то болезней, а просто обеспечивая ей дополнительную копию генов, которые позволят избежать старения.

Это не история из будущего. На данный момент 200 генно-инженерных препаратов уже проходят клинические исследования. В основном это происходит в странах Европы и Америки. Это значит, что в ближайшие 5-10 лет хотя бы половина из них будет доступна.

Все это мы с вами сможем купить в аптеках. Генетики не агитируют вас избегать здорового образа жизни. Он нужен и полезен. Основная концепция сейчас состоит в том, чтобы вести здоровый образ жизни ради того, чтобы еще 20-30 лет хранить тело в хорошей форме и дождаться момента, когда ученые смогут изобрести таблетку, продляющую нашу жизнь до бесконечности.

Генная инженерия и генетика сейчас не делают ничего сверхъестественного и неестественного. Мы всего лишь продолжаем ход истории. И все нацелено на то, чтобы сделать нас более свободными и более счастливыми.

Просто подумайте о том, что 6 млн лет все ближайшие родственники наших прямых предков умирали в жестокой борьбе, чтобы самые лучшие гены от самых красивых женщины и мужчин передались нам. И смогли родиться именно мы с вами. А еще до этого 4 млрд лет все виды жестоко вымирали только для того, чтобы сделать тот уникальнейший коктейль из генов, которым мы все с вами являемся. Все это происходило с одной целью – чтобы мы с вами впервые в истории перестали думать о выживании. И у нас освободилось чуть-чуть времени, чтобы заняться чем-то действительно интересным и важным.

 

 

Women in Chemistry—Where We Are Today

Women in Chemistry—Where We Are Today

Dr. Claire D’Andola

DOI: 10.1002/chem.201600474

Abstract
original image

Pledge for parity: What is the current status of gender parity in the sciences? And why is it important to discuss it? Herein, we wish to contribute towards a constructive discussion of the issues surrounding gender disparity in science as well as providing practical information about the facts of the issues involved and details of organizations and programs that provide support for women who wish to pursue a scientific career.

image
Dr. Claire D’Andola

  In 2011 Chemistry—A European Journal published a special issue dedicated to Women in Chemistry as part of the IUPAC/UNESCO International Year of Chemistry initiative. As a follow up and to celebrate International Women’s Day on March 8th 2016,[1] we are now publishing another issue dedicated to women from around the world currently working in chemical research. We received an overwhelmingly positive response to the conception of this issue and as a result the issue features contributions from 17 countries and contains one Review, one Concept, six Minireviews (frontispiece graphics for these articles are featured on our front cover), 19 Full Papers, and 12 Communications, all featuring a woman as the principle correspondence author.

The breath of topics covered in this issue (from materials and physical chemistry through to organic and biochemistry) is a testament to the quality of research being carried out and led by women in chemistry around the world. The inside cover graphic is provided by B. Martín-Matute and co-workers for their VIP Full Paper article entitled “Selective Heterogeneous C−H Activation/Halogenation Reactions Catalyzed by Pd@MOF Nanocomposites” (see page 3729), the back cover by C. Viñas and co-workers for their HIP Communication article entitled “Carboranylphosphinic Acids: A New Class of Purely Inorganic Ligands” (see page 3665), and the inside back cover by T. Gulder and co-workers for their HIP Communication article “A Fluorination/Aryl Migration/Cyclization Cascade for the Metal-Free Synthesis of Fluoro-Benzoxazepines” (see page 3660). In addition, we have two HIP articles with frontispiece graphics from L. Chi and co-workers for their Communication article entitled “Investigation into the Sensing Process of High-Performance H2S Sensors Based on Polymer Transistors” (see page 3654) and C. Höbartner and F. Javadi-Zarnaghi for their Full Paper article entitled “Functional Hallmarks of a Catalytic DNA that Makes Lariat RNA” (see page 3720). Chemistry—A European Journal is proud to highlight the fantastic contributions women are making to chemistry and hopes that this special issue will help to inspire more young women currently studying at university to pursue a career in research.

image image image image image image

Much has been written on women in chemistry and the focus has often rightly been on the great achievements that have been made by women so far throughout history from the two-times Nobel Prize winner Marie Curie who conducted pioneering research on radioactivity, Rosalind Franklin, chemist and X-ray crystallographer who contributed to the understanding of the molecular structures of DNA, through to more recent achievements by Ada Yonath who was the latest women to be awarded the Nobel Prize in chemistry in 2009 for her research into the ribosome.

These women and many others have inspired and continue to inspire many women to pursue a career in chemistry. Our aim is to provide a clearer picture of what the current status of gender parity is in the sciences and why it is important to discuss it. Gender equality can often be a very emotive issue, making the task of discussing issues surrounding its cause difficult for both genders; herein, we wish to contribute towards a more constructive discussion by providing practical information about the facts of the issues involved as well as details of organizations and programs that provide support for women who wish to pursue a scientific career.

We have also asked four academics currently working in the field, Prof. Tom Welton (Dean of the Faculty of Natural Sciences at Imperial College London), Prof. Marina Resmini (Professor of Materials Chemistry at the Queen Mary University of London), Prof. Irina Beletskaya (Professor of Chemistry at Moscow State University and a board member of Chemistry—A European Journal), and Dr. Hildegard Nimmesgern (Chairwoman of the Arbeitskreis Chancengleichheit in der Chemie AKCC, a working group of the German Chemical Society (GDCh) for more equal opportunities and gender equality in chemistry), to provide their personal view on gender parity in chemistry and on what can and is being done to encourage more women to enter and stay in the chemical professions.

Let us start then by asking four basic questions: What does gender parity currently look like in the sciences? Do we really need greater gender parity in the sciences? And, finally, why do women leave scientific research and what can we do to retain them?

What does gender parity currently look like in the sciences?

There are many different sets of statistics on women in science, but in this Editorial we will concentrate on data from the United Nations Educational Scientific and Cultural Organization (UNESCO) collected in 2013,[2] which detail that on average only 28 % of the world’s researchers (Science, Technology, Engineering, and Mathematics (STEM) subjects) are women; the global map in Figure 1 details the share of female researchers by country.1

Figure 1.

The gender gap in STEM research (women as a share of total researchers, 2013 or latest year available). Note: Data in this map are based on headcounts, except for Congo, India, and Israel which are based on full-time equivalents). Data for China are based on total R&D personnel instead of researchers. Data for Brazil and Tunisia are based on estimations. Source: UNESCO Institute for Statistics, October 2015.[2]

A further breakdown of the data, which can be found by using the UNESCO interactive data tool on women in science provides some surprising results.[3] A closer look at Europe (Figure 2), for example, shows that Germany and France are amongst the least representative with only 27 and 26 % female researchers versus smaller Eastern European countries such as Lithuania and Latvia that have reached overall gender parity and can boast of 52 and 53 %, respectively.2

Figure 2.

A breakdown of female researchers in Europe. Female researchers as a percentage of total researchers, 2013 or latest year available. Notes: +1=2014, −1=2012, −2=2011, −3=2010, −4=2009, −5=2008, −6=2007, −8=2005, −9=2004, −10=2003, −11=2002, −12=2001, −13=2000, −14=1999, −16=1997. *=Based on full-time equivalent data. Source: UNESCO Institute for Statistics, October 2015.[2]

On the positive side, however, this disparity is not present at the bachelor level with Germany and France starting with a more representative 44 and 58 % of female students. A drop is already realized at the Doctorial level (41 and 47 %, respectively, Figure 3), but the real significant drop in numbers of women occurs when we reach the research level with disappointing figures of 27 and 26 %, respectively, being reached (research level, in this case, referring to the number of women who remain in research after completion of their PhD).3

Figure 3.

The ‘leaky pipeline’ of women’s representation in STEM from the bachelor to research level for some of Europe’s largest countries. Blue columns: percentage of men; light to dark green: percentage of women from PhD to research level, respectively. Data source: UNESCO Institute for Statistics.[2]

Interestingly, Lithuania and Latvia both maintain greater than 50 % representation throughout this career progression. However, this overall gender parity is also deceptive as a breakdown between the different STEM subjects for all countries for which data is available shows that women tend to opt more for social sciences and humanities subjects rather than the natural sciences and engineering and technology.

Unfortunately, no data is currently available from UNESCO for the US; however, we can see these trends continuing in the US from data provided by the National Science Foundation (NSF) digest, which reports data on gender and racial equality in science and engineering every two years.[4] For a graphical representation of some of their latest findings, see Figure 4

Figure 4.

Scientists and engineers working in science and engineering occupations: 2013. Note: Hispanic may be any race. Other includes American Indian or Alaska Native, Native Hawaiian or other Pacific Islander, and multiple race. Source: National Science Foundation, National Center for Science and Engineering Statistics.[4]

The data in Figure 4 are quite stunning and show that despite recent advances, women of all racial and ethnic groups in the US are underrepresented in science and engineering occupations, making up only 30 % of the entire workforce, with women from racial minority groups the least represented of all. Further data provided by the NSF digest show the same trends as those observed from the UNESCO data with women opting disproportionally for subjects such as social science versus the natural sciences and engineering, and that women are more likely to occupy positions such as assistant and associate professor rather than obtaining full professorships, which are overwhelmingly held by men.

As an overall picture, it is clear from the data that women are still largely underrepresented in STEM subjects, especially in the natural sciences and engineering and technology, with a high number of women not choosing to pursue a research career at the point of obtaining a Bachelors degree and also after completing a PhD.

This process of the reduction in the number of women as one climbs up the ladder of career progression from education to research is widely referred to as the ‘leaky pipeline′, with even fewer women reaching high-level positions, such as heads of institutes or departments. Compounding the problem, when women do create successful careers in science they are, on average, paid less and receive less funding.[4, 5] While causes may vary, these trends are common not only to Europe and the US, but to many countries worldwide. Gender disparity in the sciences then does exist, which leads us to our next question, why should we do anything about it?

Do we really need to tackle gender disparity in the sciences?

A good answer to this question is that to maximize our potential in creativity and innovation we need the best minds on the job, be they male/female or black/white. Accordingly, it is important to ensure that there are no barriers to limit the possibilities for the best candidates to take on high-level research positions. Failure to do so could result in missing out on significant discoveries and achievements. Another more practical point may be that when women are not properly represented in certain research fields, gender variables can be easily disregarded. An example apt to the field of chemistry is the discovery that women respond to many medications differently to men and experience different side effects. This has remained undiscovered until relatively recently as many drug trials were previously based on average-sized men, assuming that women’s bodies would respond in the same manner.

In fact, physiologic differences between men and women that are determined by differences in body-fat distribution and hormones among other factors can affect the way drugs are metabolized and distributed in the body. Drugs that fall into this category include some prescription painkillers, antipsychotics, and antidepressants.[6] This sort of factorization of gender factors is equally important in other research areas such as psychology and even transport planning.

Of course, as well as the benefits to science, society as a whole benefits when women are able to fully explore and achieve their potential and when their work is not undervalued. The fact that women’s equal representation and empowerment reduces poverty, particularly child poverty, and benefits economies is something that the UN has long recognized.

At the UN climate change conference in November last year in Paris, goal number 5[7] agreed at the conference was to achieve gender equality and empower all women and girls; indeed, the text of the goal clearly states that “Providing women and girls with equal access to education, health care, decent work, and representation in political and economic decision-making processes will fuel sustainable economies and benefit societies and humanity at large”.

The UN is not alone, the World Economic Forum[8] recognizes that “The key for the future of any country and any institution is the capability to develop, retain and attract the best talent.” And “Empowering and educating girls and women and leveraging their talent and leadership fully in the global economy, politics and society are thus fundamental elements of succeeding and prospering in an ever more competitive world.”[8b]

Why do women leave scientific research and what can we do to retain them?

image        image        image

Things are improving, overall numbers of women are increasing in science subjects and we have begun to see the first appointments of female presidents of many chemical societies, including the Royal Society of Chemistry (RSC) (Lesley Yellowlees, 2012–2014), the Gesellschaft Deutscher Chemiker (GDCh) (Barbara Albert 2012–2013, current president: Thisbe Lindhorst), the Hungarian Chemical Society (HCS) (Livia Simon Sarkadi, 2015–present), and the Federation of Asian Chemical Societies (FACS) (Supawan Tantayanon, 2011–2013), following, if slowly, from the appointment of the first female president of the American Chemical Society (ACS) in 1978 (Anna Harrison).

We have also seen the appointments of Helma Wennemers, Christina Moberg, and Luisa De Cola, who between them have two Full Papers and one Communication in this issue, as the first female Fellows of ChemPubSoc Europe.[9]

Despite these great achievements, progress is still disappointingly slow and a ‘leaky pipeline’ has been established with many women that choose to study science leaving the subject after completing their PhD, and numbers continuing to be reduced right up to the highest-level positions.

This year’s theme for International Women’s day is Pledge for Parity in recognition of the need to accelerate women’s representation in all areas of life. With this in mind, it’s time to consider why women leave scientific research and what can be done to keep them.

Causes for the ‘leaks’ in the pipeline are many fold and are discussed in our Guest Editorials. Not surprisingly, three of these articles mention the introduction of children in the lives of women as being a key factor in deterring many from pursuing a research career, with the profession being seen as unfriendly to women and men who may need to take time out to care for small children.

Making career progression more flexible for women and men who need to take some time away from their careers in order to care for children or relatives seems to be an ideal place to start in helping to retain women in research. Giving equal benefits of maternity time for men helps women by allowing these responsibilities to be shared, should a couple so wish, so that one partner does not have to singly put their career on hold. Continuing this support when employees return to work and providing more long-term flexibility, such as holding meetings and seminars during school-time hours and providing on-site child care are avenues that should be explored.

One scheme that already provides this kind of support is the Daphne Jackson Trust (UK based), which was founded after the death of Daphne Jackson, the UK’s first female professor of physics. The trust provides flexible fellowships to STEM professionals (male and female) who wish to return to research after a break of two or more years.

The fellowships uniquely offer an individually tailored retraining and mentoring program to increase the confidence of their fellows when they apply for future research positions. Other programs, such as the Marie Skłodowska-Curie program, also offer opportunities for those retuning to academia after a career break; however, as Hildegard Nimmesgern (Chairwoman of the Arbeitskreis Chancengleichheit in der Chemie AKCC, a working group of the German Chemical Society (GDCh) for more equal opportunities and gender equality in chemistry) puts it in her Guest Editorial on page 3529 “As our society relies on having children, it becomes clear that those supportive structures have to come from every side of society, politics, employers, and the families themselves”.

Thus, to plug this hole in the pipeline, we need women to feel comfortable that a research career does not mean sacrificing future caring responsibilities, and to do this, society as a whole needs to change its attitude to the value placed on these responsibilities and provide greater support in work to both women and men that have them.

image

Tackling gender-based discrimination is another more controversial part of keeping women in science. Science, always traditionally seen as a male interest, still suffers from this perception despite huge increases in women choosing to study it in further education. Science- and engineering-based toys are still widely being promoted in advertising using male characters and children, and can still be found in sections marked ‘gifts for boys’ or ‘boys toys’ in retailers. Telling girls from a young age that science and engineering are not for them instills a message that is carried throughout school and higher education that girls are not as good at science as boys, decreasing their confidence in their own abilities and potentially affecting their performance.

The latest Programme for International Student Assessment (PISA) report from the Organization for Economic Co-operation and Development (OECD) has found that, in science, the highest-achieving boys outperform the highest-achieving girls in as many as 17 OECD countries.[10] Interestingly, the report found no evidence that this was linked to gender differences in aptitude but to their attitudes to learning and self-confidence, finding that when high-achieving girls and boys had similar levels of science self-belief, there was no performance gap. Indeed, the report states that “gender disparities in school performance stem from students’ attitudes towards learning and their behaviour in school, from how they choose to spend their leisure time, and from the confidence they have”.

The report goes on to suggest that parents and teachers have a large role to play in reducing gender-based gaps in performance by providing greater encouragement and support. Therefore, even if young girls enjoy science and are high-achieving students, lack of confidence and support from parents and teachers due to gender-stereotyping and misperception may lead them to underachieve in science and not consider the subject as a future career option. Organizations, such as the WISE campaign[11a] are currently trying to directly combat gender-stereotyping and campaign groups, such as ‘Let Toys Be Toys – For Girls and Boys’[11b] are trying to target retailers who sell and promote toys to a specific gender.

Unfortunately, these perceptions do not end after school, and women who go on to research careers still face both conscious and unconscious gender bias from both men and women.[12] Solving the problem through positive discrimination can also have its drawbacks as Irina Beletskaya (Professor of Chemistry at Moscow State University) indicates in her Guest Editorial on page 3531 “It always embarrasses me when women are singled out as a special category, and they are elected or appointed members of some committee just to fill a quota”. The answer then must lie in tackling the causes of gender bias directly instead of relying on positive discrimination to increase numbers.

image image

Once students reach university, changes to the way women are mentored could become a key method in helping them develop their careers. Marina Resmini (Professor of Materials Chemistry at the Queen Mary University of London) writes in her Guest Editorial on page 3533 that “It is important that higher education employers implement infrastructures that support doctoral students and provide training on PhD supervision for all supervisors where gender bias and tailored supervisory requirements are highlighted, recognizing that supervisors play an important role in addressing the ‘leaky pipeline′”.

One initiative that has had a positive impact on women’s representation in research is the UK-based Athena SWAN Charter (from the Equality Challenge Unit (ECU) also responsible for the Race Equality Charter), which was established in 2005 to encourage and recognize commitment to advancing the careers of women in STEM employment in higher education and research.[13] The charter has now been expanded to the arts, humanities, social sciences, business and law (AHSSBL), and in professional and support roles, and for transgender staff and students. Institutions can apply for an Athena Swan Award (gold, silver or bronze) based on whether they have signed up to the charter’s equality principles and can fulfill certain criteria designed to eliminate gender bias.

Tom Welton, Dean of the Faculty of Natural Sciences at Imperial College London, which was a founder member of the Athena SWAN Charter, describes the equality measures introduced to achieve gold for the Department of Chemistry in his Guest Editorial on page 3535 and writes that “What immediately became clear was that although generally women had been more adversely affected by poor practices than the men in the department, improving the environment in the department benefited both men and women. Hence, the changes that we implemented were not ‘for women′.

That is not to say that there is no role for women-only events, but that our changes were for the benefit of the whole department”. Initiatives such as this and others discussed in our Guest Editorials are good examples of how academic institutions can be encouraged to take measures that lead directly to greater representation of women and other minorities in STEM subjects both in industry and research and are a positive sign that the challenges of increasing diversity in science can be overcome.

image

Finally, social media deserves a mention as it has brought certain advantages for women wanting to discuss and learn more about gender issues in science and a whole new set of support groups have appeared that provide an open platform for information exchange and discussion. One such group is ′Women in Research′,[14] which was founded in 2013 by members of the Max Planck Institute for Biophysical Chemistry (Germany).

Of course, whilst social media brings the advantage of connecting individuals in discussions that might not otherwise have interacted and allowing women greater freedom to discuss their own experiences of gender bias and call it out when experienced, it also comes with certain disadvantages, such as providing the opportunity for troll attacks, gender-based troll attacks being one of the most prolific, and has led to accusations of individuals accused of gender bias being ‘tried by social media′. However, despite these disadvantages it has to be acknowledged that social media has provided a platform that enables women to speak out against gender bias and is making a huge impact on the discussion, even in science.

For more on this topic, please read our Guest Editorials and celebrate the great achievements and advances women have made in science and, particularly, “Women in Chemistry” with the contents of this issue. With the theme of International Women’s Day 2016, Pledge for Parity, in mind, Chemistry—A European Journal would like to make the following pledges to help increase gender parity in chemistry:

image image

  1. The journal increased the number of women on our Editorial board from three to five in 2014. Now we would like to pledge that we will continue to increase this number in an effort to move closer towards gender parity at each review of our Editorial board.

  2. The journal will actively look to increase the number of women involved in the peer review process.
  3. And, finally, the journal will continue to profile women in chemistry through its various media channels and highlight the research among its cover features and on ChemistryViews.

Music 8

1. Joan Jett – I Hate Myself For Loving You      Liric ▼

2. Eruption – One Way Ticket

3. Oasis – Don’t Look Back In Anger

4. Counting Crows – Mr. Jones

5. Metallica – The Unforgiven

6. Bonnie Tyler – Total Eclipse of the Heart

7. Slade – My Oh My

8. Kiss – I was made for lovin’ you

9. The Cardigans – Been It

10. Michael Jackson – You Are Not Alone

10. Aerosmith – Janie’s Got A Gun

11. ZZ Top – Viva Las Vegas

12. Europe – Carrie

13. DEF LEPPARD – Pour Some Sugar On Me

14. Blondie – Call Me

15. Alizee – A Contre Courant

16. Los del Rio – Macarena

17. The Knack – My Sharona

18. Donna Summer- Hot Stuff

19. Iggy Pop – The Passenger

20. David Bowie – Rebel Rebel

21. Metallica – Whiskey In The Jar

 

Анекдоты І

Объявление:
Мусор бросать – на 15 суток попадать
На 15 суток попадать – Мусор бросать

– Пап, а идиоты это звери такие?
– Нет сынок, такие же люди как и мы с тобой.

Хотите иметь губы как у Анджелины Джоли?
Герпес поможет!

По инициативе феминисток в США принят закон, по которому отныне слово “блондинка” считается оскорбительным. Его следует заменять в разговоре на что-нибудь нейтральное, например “скандинавоамериканка”.

Объявления:
Продам квартиру, подготовленную к евроремонту.
Потерян чемодан с деньгами. Верните хотя бы деньги.
Продается парашют, использован один раз, ни разу не открывался, небольшое пятно.
Предлагаю руку и сердце в обмен на бедра и грудь.
Меняю проигрыватeль на выигрыватель.
Хочу бросить курить, поэтому ищу работу на складе бензина или взрывчатки.
Какая ни какая, а познакомлюсь с кем-нибудь, для кое чего

Две летучие мыши висят под потолком и рассматривают спелеологов.
– Слушай, ты никогда не задумывалась, почему у них кровь к ногам не приливает?

Новая сковорода от TEFAL — не только с антипригарным покрытием, но и с мягким дном с другой стороны. TEFAL заботится о вас, мужчины!

Откуда фингал?
– Да жена врезала.
– За что?
– Да я ее на ТЫ назвал.
– За это не бьют. Как дело-то было?
– Да лежим мы в постели, она мне говорит: “Что-то мы давно сексом не занимались”.
А я ей отвечаю – “Не мы, а ты…

” Рядовой Бельдыев, у вас еще осталось немного воды во фляжке?
– Конечно, братан!
– Как вы отвечаете старшему по званию!?
Повторяю вопрос: у вас есть вода?
– Никак нет, товарищ сержант!

Аркадий Аверченко. Одесса

http://f3.damochka.ru/6hDox15qrq.jpg

I

Однажды я спросил петербуржца:
— Как вам нравится Петербург?
Он сморщил лицо в тысячу складок и обидчиво отвечал:
— Я не знаю, почему вы меня спрашиваете об этом? Кому же и когда может нравиться гнилое, беспросветное болото, битком набитое болезнями и полутора миллионами чахлых идиотов? Накрахмаленная серая дрянь!
Потом я спрашивал у харьковца:
— Хороший ваш город?
— Какой город?
— Да Харьков!
— Да разве же это город?
— А что же это?
— Это? Эх… не хочется только сказать, что это такое, — дамы близко сидят.

Я так и не узнал, что хотел харьковец сказать о своем родном городе. Очевидно, он хотел повторить мысль петербуржца, сделав соответствующее изменение в эпитетах и количестве “чахлых идиотов”.
Спрошенный мною о Москве добродушный москвич объяснил, что ему сейчас неудобно высказывать мнение о своей родине, так как в то время был Великий пост и москвич говел.
— Впрочем, — сказал москвич, — если вам уж так хочется услышать что-нибудь об этой прокл… об этом городе — приходите ко мне на первый день Пасхи… Тогда я отведу свою душеньку!
В Одессе мне до сих пор не приходилось бывать. Несколько дней тому назад я подъезжал к ней на пароходе — славном симпатичном черноморском пароходе, — и, увидев вдали зеленые одесские берега, обратился к своему соседу (мы в то время стояли рядом, опершись на перила, и поплевывали в воду) за некоторыми справками.
Я рассчитывал услышать от него самое настоящее мнение об Одессе, так как вблизи дам не было, и никакой пост не мог связать его уст. И, кроме того, он казался мне очень общительным человеком.
— Скажите, — обратился я к нему, — вы не одессит?
— А что? Может быть, я по ошибке надел, вместо своей, вашу шляпу?
— Нет, нет… что вы!
— Может быть, — тревожно спросил он, — я нечаянно сунул себе в карман ваш портсигар?
— При чем здесь портсигар? Я просто так спрашиваю.
— Просто так? Ну да. Я одессит.
— Хороший город — Одесса?
— А вы никогда в ней не были?
— Еду первый раз.
— Гм… На вид вам лет тридцать. Что же вы делали эти тридцать лет, что не видели Одессы?
Не желая подробно отвечать на этот вопрос, я уклончиво спросил:
— Много в Одессе жителей?
— Сколько угодно. Два миллиона сто сорок три тысячи семнадцать человек.
— Неужели?! А жизнь дешевая?
— Жизнь? На тридцать рублей в месяц вы проживете, как Ашкинази! Нет ничего красивее одесских улиц. Одесский театр — лучший театр в России. И актеры все играют хорошие, талантливые. Пьесы все ставятся такие, что вы нигде таких не найдете. Потом Александровский парк… Увидите — ахнете.
— А говорят, у вас еще до сих пор нет в городе электрического трамвая?
— Зато посмотрите нашу конку! Лошади такие, что пустите ее сейчас на скачки — первый приз возьмет. Кондукторы вежливые, воспитанные. Каждому пассажиру отдельный билет полагается. Очень хорошо!
— А одесские женщины красивы?
Одессит развел руками и, прищурясь, сострадательно поник головой.
— Он еще спрашивает!
— А климат хороший?
— Климат? Климат такой, что вы через неделю станете такой толстый, здоровый, как бочка!
— Что вы! — испугался я. — Да я хочу похудеть.
— Ну, хорошо. Вы будете такой худой, как палка. Сделайте одолжение! А если бы вы знали, какое у нас в Одессе пиво! А рестораны!
— Значит, я ничего не теряю, собравшись в Одессу?
Он, не задумываясь, ответил:
— Вы уже потеряли! Вы даром потеряли тридцать лет вашей жизни.
Одесситы не похожи ни на москвичей, ни на харьковцев. Мне это нравится.

II

Во всех других городах принято, чтобы граждане с утра садились за работу, кончали ее к заходу солнца и потом уже предавались отдыху, прогулкам и веселью. А в Одессе настоящий одессит начинает отдыхать, прогулки и веселье с утра — так, часов с девяти. К этому времени все главные одесские улицы уже полны праздным народом, который бредет по тротуарам ленивыми, заплетающимися шагами, останавливается у всякой витрины, у всякого окна и с каким-то упорным равнодушием заинтересовывается каждой мелочью, каждым пустяковым случаем, на который петербуржец не обратил бы никакого внимания.
Нянька тащит за руку ревущую маленькую девочку. Одессит остановится и станет следить с задумчивым видом за нянькой, за девочкой, за другим одесситом, заинтересовавшимся этим, и побредет дальше только тогда, когда нянька с ребенком скроется в воротах, а второй одессит застынет около фотографической витрины.
Стоит какому-нибудь извозчику остановить лошадь, с целью поправить съехавшую на бок дугу, как экипаж сейчас же окружается десятком равнодушных, медлительных прохожих, начинающих терпеливо следить за движениями извозчика.
Спешить им, очевидно, некуда, а извозчик, поправляющий дугу, — зрелище, которое с успехом может занять десять-пятнадцать праздных минут.
Сначала я думал, что одесситы совершают прогулку только ранним утром, рассчитывая заняться делами часов с одиннадцати-двенадцати. Ничуть не бывало.

В одиннадцать часов все рассаживаются на террасах многочисленных кафе и погружаются в чтение газет. Свои дела совершенно никого не интересуют. Все поглощены Англией или Турцией, или просто бюджетом России за текущий год. Особенно заинтересованы бюджетом России те одесситы, собственный бюджет которых не позволяет потребовать второй стакан кофе.
Двенадцать часов. Другие города в это время дня погружены в лихорадочную работу. Но только не Одесса. Только не одесситы.
В двенадцать часов, к общей радости, в ресторанах начинает греметь музыка, раздается веселое пение, и одесситы, думая, в простоте душевной, что их трудовой день уже кончен, гурьбой отправляются в ресторан.
Нет лучшего города для лентяя, чем Одесса. Поэтому здесь, вероятно, так много у всех времени и так мало денег.

III

Недавно я встретил на улице того самого одессита, который ехал со мной на пароходе. Он не узнал меня. А я подошел, приподнял шляпу и сказал:
— Здравствуйте. Не узнаете?
— А! — радостно вскричал он… — Сколько лет, сколько зим!..
Порывисто обнял меня, крепко поцеловал и потом с любопытством стал всматриваться.
— Простите, что-то не могу вспомнить…
— Как же! На пароходе вместе…
— А! Вот счастливая встреча!
Мимо проходил еще какой-то господин. Мой одессит раскланялся с ним, схватил меня за руку и представил этому человеку.
— Позвольте вас представить…
Мимо проходил еще какой-то господин.
— А! — крикнул ему одессит, — Здравствуйте. Позвольте вас познакомить.
Мы познакомились. Еще проходили какие-то люди, и я познакомился и с ними. Потом решили идти в кафе. В кафе одессит потащил меня к хозяину и познакомил с ним. Какая-то девица сидела за кассой. Он поздоровался с ней, осведомился о здоровье ее тетки и потом сказал, похлопывая меня по плечу:
— Позвольте вас познакомить с моим приятелем.
Нет более общительного, разбитного человека, чем одессит. Когда люди незнакомы между собой — это ему действует на нервы.
Климат здесь жаркий, и поэтому все созревает с головокружительной быстротой. Для того чтобы подружиться с петербуржцем, нужно от двух до трех лет. В Одессе мне это удавалось проделывать в такое же количество часов. И при этом сохранялись все самые мельчайшие стадии дружбы; только развитие их шло другим темпом. Вкусы и привычки изучались в течение первых двадцати минут, десять минут шло на оказывание друг другу взаимных услуг, так скрепляющих дружбу (на севере для этого нужно спасти другу жизнь, выручить его из беды, а одесский темп требует меньшего: достаточно предложить папиросу, или поднять упавшую шляпу, или придвинуть пепельницу), а в начале второго часа отношения уже были таковы, что ощущалась настоятельная необходимость заменить холодное, накрахмаленное “вы” теплым дружеским “ты”. Случалось, что к концу второго часа дружба уже отцветала, благодаря внезапно вспыхнувшей ссоре, и таким образом, полный круг замыкался в течение двух часов.
Многие думают, что нет ничего ужаснее ссор на юге, где солнце кипятит кровь и зной туманит голову. Я видел, как ссорились одесситы, и не нахожу в этом особенной опасности. Их было двое, и сидели они в ресторане, дружелюбно разговаривая. Один, между прочим, сказал:
— Да, вспомнил: вчера видел твою симпатию… Она ехала с каким-то офицером, который обнимал ее за талию.
Второй одессит побагровел и резко схватил первого за руку.
— Ты врешь! Этого не могло быть!
— Во-первых, я не вру, а во-вторых, прошу за руки меня не хватать!
— Что-о? Замечания?! Во-первых, если ты это говоришь, ты негодяй, а, во-вторых, я сейчас хвачу тебя этой бутылкой по твоей глупой башке.
И он действительно схватил бутылку за горлышко и поднял ее.
— О-о! — бледнея от ярости и вскакивая, просвистел другой. — За такие слова ты мне дашь тот ответ, который должен дать всякий порядочный человек.
— Сделай одолжение — какое угодно оружие!
— Прекрасно! Завтра мои свидетели будут у тебя. Петя Березовский и Гриша Попандопуло!
— Гриша! А разве он уже приехал?
— Конечно. Еще вчера.
— Ну, как же его поездка в Симферополь? Не знаешь?
— Он говорит — неудачно. Только деньги даром потратил.
— Вот дурак! Говорил же я ему — пропащее дело… А скажи, видел он там Финкельштейна?
Противники сели и завели оживленный разговор о Финкельштейне. Так как один продолжал машинально держать бутылку в воздухе, то другой заметил:
— Что ж ты так держишь бутылку? Наливай.
Оскорбленный вылил пиво в стаканы, чокнулся и, как ни в чем не бывало, стал расспрашивать о делах Финкельштейна.
Тем и кончилась эта страшная ссора, сулившая тяжелые кровавые последствия.

1917

2014

IV

Та быстрота темпа, которая играет роль в южной дружбе, применяется также и к южной любви. Любовь одессита так же сложна, многообразна, полна страданиями, восторгами и разочарованиями, как и любовь северянина, но разница та, что пока северянин мямлит и топчется около одного своего чувства, одессит успеет перестрадать, перечувствовать около 15 романов.
Я наблюдал одного одессита.
Влюбился он в 6 час. 25 мин. вечера в дамочку, к которой подошел на углу Дерибасовской и еще какой-то улицы.
В половине 7-го они уже были знакомы и дружески беседовали.
В 7 часов 15 минут дама заявила, что она замужем и ни за какие коврижки не полюбит никого другого.
В 7 часов 30 минут она была тронута сильным чувством и постоянством своего собеседника, а в 7 часов 45 минут ее верность стала колебаться и трещать по всем швам.
Около 8 часов она согласилась пойти в кабинет ближайшего ресторана, и то только потому, что до этих пор никто из окружающих ее не понимал и она была одинока, а теперь она не одинока и ее понимают.
Медовый месяц влюбленных продолжался до 9 час 45 минут, после чего отношения вступили в фазу тихой, пресной, спокойной привязанности.
Привязанность сменилась привычкой, за ней последовало равнодушие (10 1/2 час), а там пошли попреки (10 3/4 час, 10 часов 50 минут) и к 11 часам, после замеченной с одной стороны попытки изменить другой стороне, этот роман был кончен!
К стыду северян нужно признать, что этот роман отнял у действующих лиц ровно столько времени, сколько требуется северянину на то, чтобы решиться поцеловать своей даме руку.
Вот какими кажутся мне прекрасные, порывистые, экспансивные одесситы. Единственный их недостаток — это, что они не умеют говорить по-русски, но так как они разговаривают больше руками, этот недостаток не так бросается в глаза.
Одессит скажет вам:
— Вместо того чтобы с мине смеяться, вы би лучше указали для мине виход…
И если бы даже вы его не поняли — его конечности, пущенные в ход с быстротой ветряной мельницы, объяснят вам все непонятные места этой фразы.
Если одессит скажет слово:
— Мило.
Вы не должны думать, что ему что-нибудь понравилось. Нет. Сопровождающая это слово жестикуляция руками объяснит вам, что одесситу нужно мыло, чтобы вымыть руки.
Игнорирование одесситом буквы “ы” сбивает с толку только собак. Именно, когда одессит скажет при собаке слово “пиль”, она, обыкновенно, бросается, сломя голову, по указанному направлению.
А бедный одессит просто указывал на лежащий по дороге слой пыли…

Одесситы приняли меня так хорошо, что я, с своей стороны, был бы не прочь сделать им в благодарность небольшой подарок: Преподнести им в вечное и постоянное пользование букву “ы”.

Аркадий Аверченко. “Одесские рассказы”. Библиотека “Сатирикон”, С.-Петербург, 1911 г.